Елена Штурнева (elena_shturneva) wrote,
Елена Штурнева
elena_shturneva

Евгений Кузнецов "Ничего такого не было..."

                                                                          Нине
Рассказывает она друзьям, — слышал теперь, приспевший, и я, — нечто весьма занятное...

…Звонок.

То есть — ей, женщине. То есть — его, мужчины.

Притом — какой звонок!

И разговор вышел… так как не вышло разговора…

Затем свидание... все­таки! все­таки!..

Нарочно в полдень. В самом центре города.

И — всё. Всё.

— Ничего такого не было.

Добавляет она, как видно, неизменно.


Но я, вживаясь потом в ту ситуацию, стал, в конце концов, ощущать… неожиданное возмущение!..

…Рассказывала ведь, подругам и близким друзьям, она в самом деле — по нашим временам — удивительное.

Звонит, значит, ей он. Именно — как знакомой знакомый… Но прежде — представился!..

А она — попросту его не знает…

Он что: якобы, однажды, когда­то давно и где­то далеко, они ехали в одном вагоне. И вот сейчас, дескать, он тут, в ее городе…

Она — ничего не помнит!..

Он с грустью, слышно, уже — из трубки в трубку — подробнее.

Лет двадцать тому назад — двадцать лет!.. — они, он и она, ехали в поезде того «дальнего следования», в одном вагоне, в одном купе, на соседних местах... Да весной, в мае!.. Она — уже ехала; по его словам, с юга, с какой­то базы отдыха. А он — сел утром; там, где служил; солдат, только что из армии, в парадной форме. Вот и были вместе целый день, сидя за столиком у окна, напротив друг друга. И, мол, говорили, говорили… Да, на остановках он выбегал за мороженым!.. Поздним тем вечером он вышел в своем родном городе. Ну, а она поехала дальше…

Она… Нет… Конкретно не помнит…

И, лишь гордо мыча в неуютное пространство, — ничего пока не понимает!..

На юг, да, ездила… Но сколько раз!.. И если… двадцать лет тому, то ей было тогда… около тридцати?.. А ему, после армии… было примерно двадцать?.. И значит — просто так сидели и болтали… Но сколько у нее, до и после и вовсе не просто так, было мужчин!..

Нет, ничего о том случае, — хотя, признаться, она сейчас немножко и жалеет, — не припомнит…

А главное — никак не поймет, уже нервничая, даже о цели звонка!..

Он же не вовсе, однако, приуныл.

Сегодня… точнее, вчера он приехал в этот, в ее, город. Впервые сюда. В командировку. На несколько дней.

— Давайте встретимся!

Она, — соображая уже неведомо что, — все вымучивала из себя вопросы… о деталях той, в поезде, встречи…

Бывало, конечно, такое… она и глазами… всерьез обещала...

Но голос в трубке все звучал… он был какой­то… правильный… И ей тут стало грезиться что­то… редкостное… Ей сделалось того редкостного… стыдно…

Наконец она стала прикидывать… как бы она оделась!

— Ну хорошо… Завтра.

Лишь бы, понятно, днем и на людях.

И — сама назначила время и место.

…Тут, на центральной площади, у памятника, всегда стоят: то сковано одна, то с цветами один.

Она пришла… Осень, ветер…

Пришел и он. То есть — он к ней подошел. Он, провозгласил, ее узнал сразу!..

Она же — нет, так его и не вспомнила… Но что теперь делать.

Зато — зато сбылось то, чего — чего в жизни не бывает!..

Смотрит… Смотрят…

Он — солидный и в расцвете.

Она… о себе, теперешней… понимает…

Главное же — просто не ведает, как ступить. — Где она?!. Когда она?!.

…В кафе провели часа полтора.

Он: давно женат, двое детей… сделал карьеру… кстати, по железнодорожной должности… А ведь начал с проводников… (Своему намеку сам и посмеялся…) Разве все это — случайно?!.

Она: в разводе давным-давно… Между прочим, даже и на то время, когда в поезде была — и была ли?.. — та встреча… У нее сын взрослый… (И, умолчала, грубый…) Сама — держит салон кое­какой женского платья… (Но по рукам, наверно, видно, что просто шьет на заказ...)

Трудно быть достойной сказки!..

Расставалась даже и вовсе неумело.

Договорились, как­то притом ответственно, о встрече в следующий его приезд.

Она, оставшись одна, в первую минуту… не знала даже, что и делать: ехать ли домой?.. идти ли на работу?..

…Рассказывает, стало быть, она, — я заметил, — сдержанно, скупо… то ли все страшась той фантастической реальности,.. то ли что­то для себя разгадывая…

И все­то ей завидуют… слегка недоуменно: какой случай!.. будто в кино!..

Она же, как бы в оправдание, четко добавляет то свое уточнение…

Именно из-за него-то я, про себя, и возмущаюсь:

— Как это ничего такого не было?!.

Да тут — все сплошь одно такое!

…Я, прежде всего, сам интимно задет… Так как вдруг нашел себя в состоянии того вопроса… который за всю мою жизнь… лишь раза два­три на мгновение… пролетал сквозь меня…

— А хотел ли бы вот я… встретиться… с любовью… с первой?!.

И, оказывается, я был всегда в состоянии… ответа… длящегося... единственно возможного…

— А я с нею и не расставался!..

…И рассказ — теперь уж чей? — только еще начинается.

Он — он, значит, таков, что хранит, годами, долгими годами, все свои записные книжки, — с чего и вся история. То есть видит, как умеет, свою жизнь цельной. И, стало быть, ценной, даже самоценной. И ничего в ней, в своей личной обособленной жизни, не считает, не желает считать зряшным, случайным. Ни позади, ни впереди. Выверены и перекрикнуты у него и прошлое, и будущее.

Оказавшись в далеком городе впервые… он в досужее время, ну, не стал валяться в номере с газетой или с горничной… Даже законные «достопримечательности» для него не насущны.

Собираясь в дорогу или в дороге (потом было бы и не до того), он, видно, перелистал записные книжки… вспомнил… что та женщина… которая произвела на него такое впечатление!.. когда­то, в тот радостный для него день… ведь она живет… в этом самом городе!.. В книжке сохранились даже ее отчество и адрес… А что, если!.. И он, в пустом номере гостиницы или в чужом кабинете, сел за телефон. Понятно, надолго… (Она квартиру неоднократно меняла…) Но он же — чиновник. Да еще и строгий, железнодорожный. Звонил, листал… Прибегал, возможно, и к новым тут знакомым, тоже чиновникам. А те, понятно, — к своим здесь, в разных ведомствах, знакомым… И — вот. Нашел!..

И набрал новый номер… И услышал... тот! тот самый!.. голос…

Она, — ей, в конце концов, показалось «крутым» это, столь основательное, чудачество мужчины. Хоть бы и ради разнообразия с таким где­нибудь «посидеть». Главное же — она, столь деловая и проницательная, сумела в мужчине узнать искренность… а не позвонила прежде в милицию!.. И пусть с опаской, — не ведая-то к кому! — на встречу пошла одна, одна, без какой­нибудь, что ли, подруги.

…И тут я, — превращающий звучащие слова в написанные, — поневоле оглядываюсь по сторонам…

Странно ли — с какой­то спокойной здоровой досадой.

Боже мой! — А кому, собственно, принадлежит нынешнее так назы-ваемое «наше время»?.. И у кого сейчас этот так называемый «кризис»?..

Попросту сказать: все вокруг заняты чем­то посторонним.
"Континент" 2010, №145
http://magazines.russ.ru/continent/2010/145/ku4.html


Tags: "КОНТИНЕНТ", 500 рассказов, Журнальный зал, журнал, рассказ, ссылка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments