Елена Штурнева (elena_shturneva) wrote,
Елена Штурнева
elena_shturneva

Московский слэм – 2013

7 октября состоялся 2-й отборочный тур Московского слэма – 2013
Первое место занял Владимир Жбанков, второе – Елена Щедрина.
Стихи победителей На сайте "Культурной инициативы"
http://kultinfo.com/novosti/1431/

Владимир Жбанков
МАЛДЕР
-Здравствуй, товарищ Малдер.
-Здравствуй, товарищ, здравствуй.
-Знаешь, Петрова убили.
-Знаю – читал материалы.
-Это пришельцы, Малдер.
-Истина где-то рядом.
-Ну что, товарищ – берешься?
-Нет, не хочу, товарищ.

-Жалко, товарищ Малдер.
Нашу соседку Валю,
съел домовой, представляешь?
Сожрал и не подавился.
-Знаю, товарищ, знаю,
все они где-то рядом.
Ходят тут и летают,
но ты меня не агитируй.

Я, дорогой мой товарищ,
бьюсь уже тысячу серий.
Давлю эту дрянь, стреляю…
И что получил в итоге?
Пенсию да медальку
Спасение, мать, на водах.

— Ангел, мой добрый ангел,
Я же играл в тебя в детстве,
учил для тебя английский.
Ты все время рядом,
как же ты это можешь?

Эх, товарищ, товарищ,
вот тебе мой парабеллум,
иди и воюй если хочешь.
Друг мой теперь старый Уитмен,
жена моя – Дана Скалли,
весьма неплохая девка,
умеет ставить уколы.

Ты понимаешь, товарищ,
люблю я вот эти горы,
равнины там… перелески.
И этих, как его… Уток.
Утки всегда где-то рядом.

Теперь я, товарищ, фермер.
Сею, пашу, убираю.
Еще я немного охотник.
Охотник и собиратель.
Забыл я казенную службу,
и жду разъяренного йети.
Вот он-то все время рядом.
Придет и порвет меня мелко.
Заплачет рыжая Скалли,
заплачут рыжие дети.
Вот это я понимаю.
Иди-ка отсюда, товарищ.


Елена Щедрина
Два портрета

ЗНАКОМЫЕ НЕЗНАКОМЦЫ
Они не ищут гарантий,
их ноги шершавы и босы.
Они сидят на веранде,
кушают абрикосы.
И заражаются вместе
лёгким и сонным похмельем,
Свои молочные песни,
играя на укулеле.
А вечера наполняют
шумом и дымом московским,
когда они вслух читают
Цветаеву с Маяковским.
И, улыбаясь безбрежно,
приветствуют незнакомцев,
раскачиваясь безмятежно
в такт заходящему солнцу.
Походкой, что ближе к танцу, и
Где беготня мирская?
Их разлучают станции:
Чеховская и Тверская.
Их жизнь без границ, а дали
едва обретают оттенки.
Одно лишь граничит с печалью:
различие в ветках подземки.


НАИВНО-ШАФРАНОВОЕ.
Среди забегаловок липких, паршивых
восточная лавка, забытая Шивой, –
чистое светлое сердце.
Обросшая странностью, как бурьяном,
она наполнена дурианом
и ароматами специй.

Я с улицы зыбкости и самозванства
отважно шагаю в другое пространство,
где истина кроется в просе.
Вплываю в пространство табачного дыма.
И над головой проносится мимо
тягучая звёздная россыпь.

Индус-продавец мне выходит на встречу,
как мантры, звучат его смуглые речи:
гортанно и так же неспешно.
Он мне не знаком, но он мной узнаваем:
невечный памятник Гималаям
и влажности Ришикеша.

Он – мудрая присказка из Харидвара
с морщинами -струнами, как у ситары,
и кожей индийского чая.
Он – терпкое имя из пряных созвучий…
Рассказывать долго увидеть бы лучше,
с ним звонкое «Ом» разделяя.

А позже за сонным и приторным чаем
он скажет: «По Индии я не скучаю.
Скучаю по рису и зною…
Постой, что ещё я хотел прибавить,
Индия это — ветер и память.
А это всегда со мною».

Я выйду из дыма и лавки неспешно.
Подумаю, лжёт, он скучает, конечно,
скучает, бездонно и глухо:
Во снах его хлопок, сандал и орешник.
Но ветер, хитрый его приспешник,
Затянется «Ом» мне на ухо.
Tags: русская поэзия, ссылка, стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments