Елена Штурнева (elena_shturneva) wrote,
Елена Штурнева
elena_shturneva

Хочу прочитать

Мераб Мамардашвили "Беседы о мышлении"


Фонд Мераба Мамардашвили представляет второе, дополненное и исправленное, издание курса лекций под названием «Беседы о мышлении», прочитанного М. К. Мамардашвили студентам Тбилисского государственного университета в 1986-1987 гг.

«Беседы о мышлении» — это беседы о философии, рассматриваемой автором не в качестве академической дисциплины, а в качестве того акта, который может совершаться в общечеловеческих жизненных ситуациях, акта мысли как события в мире. Такое понимание мышления предполагает обращение внимания на самый трудноуловимый слой мысли, который, тем не менее, составляет основу ее включенности в реальные процессы движения и установления смысла человеческой жизни и истории — а именно на образный, или символический, слой мышления; в этом аспекте рассматриваются также некоторые социальные и культурные процессы и события.

В разделе «Из архива» впервые публикуются подготовительные материалы к лекциям М. К. Мамардашвили о мышлении, относящимся к периоду 1986-1990 гг., а также выступления разных лет, имеющие непосредственное отношение к тематике курса лекций «Беседы о мышлении».
К книге прилагается CD c аудиозаписью 24 лекций курса «Беседы о мышлении».


Варлам Шаламов «Всё или ничего: Эссе о поэзии и прозе»



Эта книга для многих читателей станет неожиданностью – Варлам Шаламов (1907–1982) предстает здесь не как автор беспощадной лагерной прозы, а как тонкий, вдумчивый и оригинальный исследователь литературы. Эссе Шаламова на литературные темы (есть тут и прежде никогда не публиковавшиеся) впервые собраны под одной обложкой в форме отдельного издания – тем очевиднее, насколько точны его суждения, насколько не зашорен академическим литературоведением взгляд и, наконец, насколько захватывающе интересно следить за мыслью Шаламова-читателя.








Уистен Хью Оден "Чтение. Письмо. Эссе о литературе"



В книге представлены избранные эссе крупнейшего англо-американского поэта Уистена Хью Одена (1907—1973). Большая их часть взята из книги «Рука красильщика» (1963), ставшей классикой жанра. Поэт рассуждает о взаимосвязи темы и формы; как идея определяет поэтику и наоборот; насколько поэтическое видение мира определяет судьбу поэта и его книг — и насколько оно бессильно перед ходом жизни; о тех, кто являет собой лучшее этому подтверждение. Роберт Фрост, Эдгар По, Уильям Шекспир, Костантинос Кавафис, Уильям Батлер Йейтс, Франц Кафка — Оден умеет найти в пространстве темы точку опоры, на оси которой можно неожиданно развернуть повествование. На «Отелло» поэт смотрит глазами Яго, Йейтса подвергает судебному следствию, разговор о Фросте предваряют Просперо и Ариэль, олицетворяющие, первый, структуру и ремесленный замысел, а второй — ветреное вдохновение и непостоянство.





Карло Леви «Христос остановился в Эболи»


Христос остановился в Эболи и так никогда и не добрался до деревни Гальяно, куда фашистские власти в 1934 году сослали Карло Леви, итальянского интеллектуала и художника. Обитатели этого сурового пустынного края живут в архаическом прошлом, в окружении оборотней и колдунов, они разговаривают с мертвецами и встречают дьявола, и им нет никакого дела до государства и истории.В изгнании Леви погрузился в жизненый мир итальянских крестьян и блестяще описал его в своем знаменитом романе “Христос остановился в Эболи”, который стал одним из выдающихся путешествий на край ночи, за которые мы так любим литературу модернизма. Леви наблюдателен как Юнгер, социологически точен как Грамши и сдержан как Кафка, а его рассказ об интеллектуале, которого фашисты вытесняют на обочину общественной жизни, сегодня приобретает особую актуальность.

Грициано Карло Леви — итальянский писатель, художник, политический деятель. В 1919 году стал одним из создателей антифашистской группы “Справедливость и свободна”. Весной 1934 года его арестовали фашистские власти и после двух месяцев заключения отправили в ссылку. Здесь сначала в горном городке Грассано, куда Муссолини ссылал своих противников, а после в городке Алиано, выведенном в романе как Гальяно, писатель провёл долгие 18 месяцев, бесплатно занимался медицинской практикой, ибо был дипломированным врачом, и помогал нищим крестьянам, пока не запретили власти.
Впечатления о проведённых рядом с простыми крестьянами времени и легли в основу книги, написанной в 1943—1944 гг. и опубликованной в 1945 году, после освобождения Италии от фашистского режима Муссолини. Книга переведена на 37 языков (вышла в СССР в 1955 г.). В 1979 г. режиссер Франческо Рози снял по ней художественный фильм.

А.М.Топоров "Крестьяне о писателях".


Адриан Топоров (1891–1984) – просветитель, педагог, писатель, языковед. Молодой сельский учитель Адриан Топоров в им же созданной коммуне «Майское утро» с 1920 по 1932 годы ежедневно проводил с малограмотными или неграмотными вовсе крестьянами читки мировой и отечественной художественной литературы. По результатам работы им была составлена настоящая книга: она представляет собой стенограммы бесед с крестьянами, дополненные комментариями и замечаниями самого Адриана Топорова.
Адриан Топоров (1891–1984) – просветитель, педагог, писатель, языковед. Молодой сельский учитель Адриан Топоров в им же созданной коммуне «Майское утро» с 1920 по 1932 годы ежедневно проводил с малограмотными или неграмотными вовсе крестьянами читки мировой и отечественной художественной литературы. По результатам работы им была составлена настоящая книга: она представляет собой стенограммы бесед с крестьянами, дополненные комментариями и замечаниями самого Адриана Топорова.
http://common.place/toporov/
Коммуну «Майское утро» Адриан Митрофанович Топоров организовал вместе с сельчанами, с которыми участвовал в партизанских отрядах, воевавших против Колчака. Коммуну «Майское утро» первоначально составили двадцать семей из сел Косиха, Глушинка и Верх-Жилино Барнаульского округа, построивших в пятнадцати километрах от этих сел небольшой хутор, где все вопросы решали сообща, вместе работали и во всем помогали друг другу. Коммунарам удалось организовать на хуторе замечательный быт: прекрасные дороги, чистые избы, детский сад, школу. Был учрежден также Народный дом — клуб, где под руководством А. М. Топорова коммунары слушали произведения художественной литературы, ставили по ним спектакли, пели хором, играли на народных инструментах. Благодаря искренней убежденности своего учителя Топорова в том, что «большой и истинный талант непременно будет воспринят деревней, несмотря на утонченность его художественного мироощущения и сложность архитектоники его произведений», они прочли и обсудили («разобрали») из русской классики ХIХ века Толстого, Тургенева, Лескова, Гоголя, Щедрина, Пушкина, Чехова, Островского, Лермонтова, Писемского, Помяловского; из русской литературы начала века — Бунина, Андреева, Блока, Чирикова, Короленко, Горького; из зарубежной литературы — Мольера, Ибсена, Гюго, Мопассана, Метерлинка; из современной литературы — Есенина, Бабеля, Катаева, Сейфуллину, Бедного, Вс. Иванова, Новикова-Прибоя, Леонова, Уткина.
Деятельность Топорова как «одно из неподконтрольных явлений, сформировавшихся в традициях народничества и просветительства 1900-х годов», поначалу заслужила высокую оценку, однако в 1929 году на Топорова обрушился шквал ядовитых газетных заметок. В 1930 году, сразу после выхода книги «Крестьяне о писателях», его обвинили в классовой враждебности, пропаганде непролетарских писателей. В 1937 году он был арестован и осужден на пять лет, но оказался заброшен в сталинские лагеря на целых двадцать лет.

Статья о топоровской коммуне публиковалась в сборнике «Анархия работает. Примеры из истории России»

Коммуну «Майское утро» Адриан Митрофанович Топоров организовал вместе с сельчанами, с которыми участвовал в партизанских отрядах, воевавших против Колчака. Коммуну «Майское утро» первоначально составили двадцать семей из сел Косиха, Глушинка и Верх-Жилино Барнаульского округа, построивших в пятнадцати километрах от этих сел небольшой хутор, где все вопросы решали сообща, вместе работали и во всем помогали друг другу. Коммунарам удалось организовать на хуторе замечательный быт: прекрасные дороги, чистые избы, детский сад, школу. Был учрежден также Народный дом — клуб, где под руководством А. М. Топорова коммунары слушали произведения художественной литературы, ставили по ним спектакли, пели хором, играли на народных инструментах. Благодаря искренней убежденности своего учителя Топорова в том, что «большой и истинный талант непременно будет воспринят деревней, несмотря на утонченность его художественного мироощущения и сложность архитектоники его произведений», они прочли и обсудили («разобрали») из русской классики ХIХ века Толстого, Тургенева, Лескова, Гоголя, Щедрина, Пушкина, Чехова, Островского, Лермонтова, Писемского, Помяловского; из русской литературы начала века — Бунина, Андреева, Блока, Чирикова, Короленко, Горького; из зарубежной литературы — Мольера, Ибсена, Гюго, Мопассана, Метерлинка; из современной литературы — Есенина, Бабеля, Катаева, Сейфуллину, Бедного, Вс. Иванова, Новикова-Прибоя, Леонова, Уткина.
Деятельность Топорова как «одно из неподконтрольных явлений, сформировавшихся в традициях народничества и просветительства 1900-х годов», поначалу заслужила высокую оценку, однако в 1929 году на Топорова обрушился шквал ядовитых газетных заметок. В 1930 году, сразу после выхода книги «Крестьяне о писателях», его обвинили в классовой враждебности, пропаганде непролетарских писателей. В 1937 году он был арестован и осужден на пять лет, но оказался заброшен в сталинские лагеря на целых двадцать лет.

Статья о топоровской коммуне публиковалась в сборнике «Анархия работает. Примеры из истории России»
Tags: Мераб, книги, книгоедство, книгомания, о литературе, о поэзии, хочу_книгу, эссе
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments