Елена Штурнева (elena_shturneva) wrote,
Елена Штурнева
elena_shturneva

"Мурманцы". Трилогия Дмитрия Коржова



 Когда я впервые, в феврале 2009-го, держала в руках книгу Дмитрия Коржова «Мурманцы», то с радостью думала: «Ну наконец-то нашёлся кто-то неленивый и любопытный, кто написал об этом: о непростом времени, о неизвестном совсем Мурманске» («городе прочно забытом, едва ли не фантастическом», - сказал автор в предисловии, объясняя, почему взялся за эту непростую работу).
Смелость писателя вызывает восхищение: сложная тема, думаю, и сейчас остающаяся малоизученной. А уж художественных произведений о городе того периода вообще только два. Так что надеяться автору можно было только на архивы и свой талант в умении постигать исторические процессы, воплощая их в зримые и яркие художественные образы.
   В авторском предисловии Дмитрий Коржов пишет, что «Мурманцы» - «первый опыт прозы исторической», что роман (который в своём блоге ( в «Живом журнале») в 28.01.2008, публикуя отрывок про хмельные гранаты, назвал повестью, указав в подзаголовке «Отрывок из неопубликованной повести») - «лишь приглашение к большому разговору о той эпохе и тех людях, о которых нас хотели заставить забыть».
   Роман получился очень убедительным и интересным (пусть и несколько конспективным, не столь развёрнутым и подробным, как последующие). Читался на одном дыхании. Первый признак хорошей прозы для меня – желание тут же, закончив читать в первый раз, начать перечитывать снова, чтоб ещё раз встретиться с героями, увидеть то, мимо чего прошла во время первого чтения, насладиться любимыми эпизодами и описаниями. Именно так и было с «Мурманцами».

Сейчас, прочитав трилогию, могу сказать, что все три романа – блестящий образец пристальной и умной современной прозы.
    «Мурманцы», открывающие трилогию – это мир белогвардейского Мурманска (декабрь 1918 – февраль 1920, когда была установлена Советская власть). Сложный период для города и страны. «В центре повествования – обычные люди, попавшие в круговорот истории», - пишет Дмитрий Жалнин в послесловии. Связующее звено всех семи глав романа – главный герой Алексей Кольцов, потомственный военный, вернувшийся из сытого и безопасного Стокгольма на Родину, потому что та в опасности, ей нужна помощь. И окружающие не могут понять, зачем Кольцову надо ехать туда, где смерть (впрочем, для героев большинства прозаических вещей Коржова такая ситуация непонимания самых важных их поступков типична, стоит вспомнить вторую часть трилогии либо повесть «Доброволец». Поэтому можно говорить о некоторых типичных чертах героев прозы Дмитрия Коржова, имеющих схожие идеалы, отстаивающих одни и те же жизненные ценности, которые они считают важными и непреложными для себя).
   В небольшом 147-страничном романе осветить глубоко и подробно все события того сложного времени было, конечно, невозможно. «Целый ряд сюжетных поворотов, человеческих характеров намечены лишь пунктирно, автор лишь обозначил их и пошёл дальше, а жаль! – ведь они в буквальном смысле слова хватают тебя за горло, требуя своего места под солнцем», - писал о романе Яков Черкасский.
   Имея перед глазами только первую часть трилогии, можно безоговорочно согласиться с этим суждением. Но ведь у нас уже есть «Мурманцы-1942», в которых с удивлением обнаруживаешь старых знакомцев, в первом романе лишь мелькнувших, но оставивших след.
   Самый яркий пример – Маша Филатова (этот «оловянный солдатик» - как окрестил её Алексей Кольцов). В первом романе героиня встретилась нам лишь в 4 главе «Печенга», зато во втором романе Мария Степановна Филатова – персонаж, занимающий одно из центральных мест сюжета (автору важно было сделать её капитаном. И выглядит это художественно и психологически убедительно, поэтому для меня упрёки в том, что не было в то время женщин-капитанов, не имеют никакого значения. Для меня важнее правда художественная: героиня получилась очень своеобразной, неординарной. Красивая женщина с мужским характером и неженской судьбой). И ещё одно удивительное открытие ждало меня на страницах третьей книги: Мария Филатова – один из немногих персонажей, прошедших через все три романа трилогии. Думаю, вовсе не случайно.
   Ну и конечно – цыганёнок Митька (иначе в «Мурманцах» автор его и не именует) в «Мурманцах – 1942» ставший старпомом «Синевы» (и Марии Филатовой) Дмитрий Горевой.
   И не только герои, переходящие из романа в роман, соединяют трилогию в единое целое, не позволяя ей распасться на отдельные, пусть и очень интересные романы. Есть чрезвычайно прочные композиционные скрепы, которые помогают автору это сделать. Последний абзац «Мурманцев», с описанием того, как плывущий через залив Алексей Кольцов видит «далёкие огни на мурманском берегу», которые «не показывали, а лишь обозначали Мурманск» целиком и полностью вошёл во вторую главу «Мурманцев – 1942». Именно в этой главе все, кто донимал автора вопросом, умер главный герой Алексей Кольцов или нет, получили на него ответ. (Вспомним открытый финал первого романа (есть открытые финалы и во втором романе. Похоже, автору нравится держать читателя в постоянном напряжении не только от главы к главе, но и от романа к роману).
В композиции коржовской трилогии эпизодические персонажи так же важны, как и главные герои: по степени авторского интереса к ним, персонажи эти не менее важны автору (и нам вместе с ним) чем Алексей Кольцов либо Мария Филатова. И именно это создаёт особую установку, особый содержательный смысл композиции всей трилогии: перед нами уже не только образы отдельных людей, а нечто более широкое и значительное, образ населения всего города Мурманска, страны, наконец.

 
   
«Мурманцы-1942» - ещё более интересный и густонаселённый роман. Временные рамки не очень широкие: начинается роман 18 июня 1942, когда Мурманск горел. И заканчивается весной (мартом) 1943 года. Автор неоднократно подчёркивал, что его в романе волновали не только те крупномасштабные события, происходившие в стране в период Великой Отечественной войны, но обычная жизнь обычных людей, их умение выжить в непростых условиях, сохранить себя, город. Поэтому в романе много запоминающихся, ярких и тёплых эпизодов, наполненных юмором и выписанных с любовью (любованием героями – даже!): разговор Пашки Городошникова с Миронычем, возвращение кота Черчилля к законному хозяину – Митьке Горевому, Санька, угощавшая Николая Скворцова самодельным мороженым, встреча Нового года в бомбоубежище и многие другие).
И главный герой первого романа Алексей Кольцов появился во втором вместе с английским полярным конвоем. И его глазами во второй главе мы видим Мурманск, город, вернуться в который он вряд ли уже надеялся.
   И только третья часть трилогии (роман, по-моему, ещё не имеет названия) развяжет все сюжетные узелки, завязанные в «Мурманцах» и «Мурманцах-1942», закроет все открытые финалы. И мы узнаем о судьбе Маши Филатовой, арестованной в финальной главе второго романа, Алексея Кольцова, Николая Скворцова и других.
   Роман ещё не напечатан, поэтому я не могу написать о нём столько, сколько хотелось бы. Скажу лишь, что уникальность романа не только в том, что он завершая трилогию, очень тесно примыкает к двум предыдущим романам (и благодаря единству места действия – Мурманску, только уже 60-70-х годов 20-го столетия, и некоторым героям). Уникален он ещё и очень смелым (для нашей мурманской литературы, несомненно) авторским ходом: некоторые герои введены в роман под своими, а не вымышленными, именами. Некоторые герои живы по сей день, ходят с нами по одним и тем же улицам любимого города, мы можем встретить их, проходя мимо.
   Главный приём, организующим сюжет на протяжении всей трилогии, - это приём ретроспекции, когда по ходу развития сюжета автор делает отступления в прошлое героев. Такое нарушение хронологической и фабульной последовательности во всех трёх романах предстает в самом распространённом виде – в виде воспоминаний героев. Такая свободная композиция романов предполагает и особые отношения со временем, помогая писателю более глубоко и тонко показать неразрывную связь прошлого и настоящего.
Tags: Дмитрий Коржов, Мурманские писатели и поэты, книга, книги, по ходу чтения, современная русская проза
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments