Елена Штурнева (elena_shturneva) wrote,
Елена Штурнева
elena_shturneva

Евгений Степанов "Старые карасики"



Свершилось чудо: главный редактор толстого литературного журнала «Старые карасики» Жорж Обнаглевский дожил до преклонных лет и благополучно покинул годами удерживаемый вожделенный пост. Поскольку человек он был по природе деятельный, энергичный, не мог совсем сидеть без дела, то решил остаться в редакции и устроился в ней курьером — курьером, собственно, он и начинал свой славный трудовой путь.
На место Обнаглевского назначили его заклятую врагиню поэтессу Серафиму Задорожную, которая раньше неоднократно публично критиковала Жоржа за то, что он в журнале, издающемся за деньги Федерального агентства по лжи и массовым инсинуациям, печатает преимущественно себя, свою жену и узкий круг своих друзей и подруг, а также членов редколлегии. Да, это так и было. Фактически журнал выходил за деньги налогоплательщиков, а печатался там Жорж и его свита.
Но не долго музыка играла… Не все коту масленица. Жорж Обнаглевский опять стал курьером, кем был много лет назад. Смиренно развозил почту и в дела новой редколлегии старался не вникать.
Серафима Задорожная оказалась, как водится, ничуть не лучше предшественника — стала печатать в каждом номере себя и своих молодых любовников. А всех авторов Обнаглевского перестала замечать. Будто бы их и не было.
А Федеральное агентство по лжи и массовым инсинуациям по-прежнему финансировало вечно молодых «Старых карасиков».
Постоянный автор журнала, популярный русский поэт, имеющий монгольские корни и живущий в США Батмунх Кинжалов, срочно прилетел из Нью-Йорка, где он страдал без России последние тридцать лет, и начал рассказывать Задорожной, насколько он, Батмунх, велик, что он видел Бродского, что он знамя «Старых карасиков», что нельзя ущемлять в правах национальные меньшинства и т. д.
— Ты вот что, — сказала Задорожная. — Брось ерунду болтать-то, лапшу мне на уши вешать. Женись на мне, тогда и погорим. Иначе — не напечатаю. Ни строчки. И слава твоя увянет, как фиалка моей страсти. И премии «Пиит» тебе тогда не видать, как Путину — рая.
Сообразительный Батмунх (в прошлом боксер!) не раздумывал ни секунды:
— А я согласен! Я давно в Вас влюблен. С женой разведусь. Вы знаете, я всегда Вас любил как прекрасную молодую женщину и талантливого поэта. Поехали со мной в Нью-Йорк, я Вам покажу наш милый городишко. Только печатайте меня, только печатайте!
…Другой бывший постоянный автор «Старых карасиков», великий русский поэт Самуил Скушнер хотел было написать оду новому главному редактору, но потом вспомнил, что лучше все-таки писать оды первым лицам в государстве (на худой конец в городе) и написал пасквиль на Задорожную, какая, мол, она мерзавка и графоманка.
В общем, все шло, как обычно. Задорожная печатала себя и любовников, Обнаглевский работал курьером, с ним перестали общаться его былые апологеты и как-то презрительно смотрели на него. Между тем, Жорж стал много писать. И даже иногда совсем неплохо. Он собрал маленькую книжечку стихов и принес их к своему давнему издателю Александру Разверзину.
— Вот, Саш, написалось что-то новое, посмотри… Может быть, это тоже стихи? Мне, конечно, все равно, но вдруг они тебе понравятся?
— Стихи не удались, — быстро пролистав рукопись, резко сказал Разверзин. — Можно сказать, они полное говно. Так писать нельзя. Мы же в ХХI веке, а не в ХIХ.
— Но ведь раньше-то ты меня печатал. Хвалил…
Разверзин рассмеялся.
— А Вы что, совсем чудак? Или притворяетесь?
Жорж вытер рукавом скупую мужскую слезу.
…Правление Задорожной длилось долго. Почти 35 лет. А потом «Старые карасики» окончательно обанкротились, их перестали покупать, тираж сократился сначала до ста экземпляров, а потом и вовсе до 16 — для обязательной рассылки в официальные инстанции.
…Все это было очень давно. А, может быть, и не было вовсе.
2.02.2013
Аэропорт
Tags: 500 рассказов, рассказ, ссылка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment