Елена Штурнева (elena_shturneva) wrote,
Елена Штурнева
elena_shturneva

Очерки о них - это очерки обо мне самом

Замечательная книга Владимира Бондаренко "Последние поэты империи" состоит из 23-х очерков + предисловие, в котором автор и объясняет как название книги, так и принцип отбора авторов: "Многие из них определяли какие-то важные вехи в моей жизни. И потому очерки о них - это и очерки обо мне самом.
И самое важное: я себя ощущаю свидетелем конца великой империи, крушения советской цивилизации, и в этом плане я и мои герои - участники одного и того же великого действа, кто бы из них к какому литературному лагерю ни принадлежал. Эпоха у нас была одна. И это в самом деле была великая эпоха..."


Очерки весьма информативны и насыщены интересными наблюдениями, воспоминаниями, цитатами. . Главным принципом написания критических статей Бондаренко считает внимательный анализ стихов [стихотворных отрывков с их подробными комментариями в книге много, все они читаются с большим интересом, и даже в хорошо известных находишь что-то новое]. Но в очерках автор щедро делится впечатлениями от встреч с поэтами, а также: "для меня было важно, разбираясь в путаной судьбе Глеба Горбовского, знать о его детских скитаниях и бродяжничестве, важно было знать о бродяжничестве Николая Рубцова, о большой трагедии несостоявшейся любви у Иосифа Бродского..."
Очерки, конечно, субъективны по отношению к тем, о чьих стихах В.Бондаренко пишет. Отыскивая имперскую семантику в стихах, признавая величие замыслов и смело говоря о великой поэзии конца века, автор проводит яркие параллели:
"Думаю, уже смело можно говорить о великой поэзии конца великой империи. Смело можно сравнивать поэти­ческое начало XX века и его поэтический финал. Ни под­бором имен, ни трагизмом, ни разнообразием стилисти­ческих манер и мировоззренческих направлений — ничем конец XX века не уступает его знаменитому началу. Там были Александр Блок и Сергей Есенин, здесь, в заверше­нии столетия, — Юрий Кузнецов и Николай Рубцов. Там — Анна Ахматова и Марина Цветаева, здесь — Татья­на Глушкова и Белла Ахмадулина. Там — Борис Пастер­нак и Осип Мандельштам, здесь — Иосиф Бродский и Юнна Мориц... Эти ряды сопоставлений можно продол­жать и продолжать. Николай Клюев и Николай Тряпкин, Велимир Хлебников и Леонид Губанов, Николай Гумилёв и Владимир Соколов... Дети 1937 года, дети войны стали, пожалуй, последним великим поколением русской по­эзии. А потом — разрыв, который продолжается уже лет тридцать, когда прорываются лишь одиночки, как, на­пример, Леонид Губанов или Борис Рыжий, так и не став­шие поколением. Впрочем, то же и в прозе: вслед за «по­колением сорокалетних», за «московской школой» семи­десятых — восьмидесятых годов уже более двадцати лет — зияющая пустота. Ни на левом, ни на правом фланге не возникло ничего серьезного, равного Владимиру Маканину или Александру Проханову, Владимиру Личутину или Анатолию Киму, Валентину Распутину или Андрею Битову....
Уверен, кто-то добавит в поэтическом ряду Юрия Кублановского, кто-то — Светлану Сырневу. Я не отрицаю, есть отдельные имена, но нет нового прорыва, нового по­этического состояния. Постимперский поэтический кри­зис явно затянулся".

Признаваясь в любви к поэзии Николая Тряпкина, Глеба Горбовского, Алексея Прасолова, Юрия Кузнецова, Татьяны Глушковой, Владимир Бондаренко столь же последователен в неприятии "шестидесятников", "громких (эстрадных)" поэтов, которые, забыв о принципах, писали поэмы про Братскую ГЭС и Лонжюмо. Бондаренко интересуют поэты, в стихах которых есть "главная стратегическая линия": "личность и народ, индивидуальное и соборное, "я" и "мы", единичное и целое".
Книга для медленного чтения не только из-за объема в 667 страниц, но и из-за материала, очень насыщенного, требующего раздумий, поиска на книжной полке того или иного поэтического томика, чтоб прочитать стихотворение целиком...Очень ценная книга для тех, кто любит русскую поэзию. Особенно если учесть, что о многих поэтах сейчас мало пишут и говорят [например, имена эти мало кому знакомы сейчас: Алексей Прасолов, Борис Примеров, Анатолий Передреев, Игорь Шкляревский, Николай Тряпкин].
А поэты замечательные. И то, что мы мало знаем о них, говорит не только о ситуации в стране, но и о нас с вами...
Tags: книга, книгоедство, русская поэзия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments